Google+

Алексей Филиппов

"Дон Жуан" приходит кстати

Cередина лета, жаркая пустая Москва, мающиеся одиночеством дамы и пожилые семейные пары, собравшиеся приятно провести вечерок. "Современник" на вакациях, и в его помещении дает спектакль "Фабрика театральных событий" - режиссер Михаил Горевой выпустил пьесу Радзинского. "Последний Дон Жуан" идет при полном зале.

Было время - "Продолжение Дон Жуана" ставил Эфрос: заглавную роль исполнял Андрей Миронов, Лепорелло был Лев Дуров... У Михаила Горевого Дон Жуаном стал безвестный Раш Виберг, а Лепорелло в одном из составов играет сам режиссер. Зал тем не менее в восторге.

Михаил Горевой честен - люди получили то, что он им обещал. Реклама сулила "обжигающие страсти вечного любовника, зажигательные танцы, костюмы "от кутюр" - и все оказалось в наличии. Страсти обжигают, танцоры танцуют, Дон Жуан щеголяет в кожаных штанах, а его возлюбленная - в черном кружевном белье.

Юная и прекрасная дева лежит на спинке, зажав в зубах толстую горящую свечу (жертва "обжигающей страсти" напоминает красотку с рекламной листовки, свечка ассоциируется и с погребальной церемонией, и с оральным сексом) - а окружают прекрасное тело горы, долины и прочие красоты природы.

Все это напоминает фотообои, и с самого начала настраивает зрителей на нужный лад. Здесь есть все, на что должны откликнуться те, кто воспитан на дамских романах и мексиканских сериалах: во-первых, намек на плотские удовольствия, во-вторых, своего рода поэзия, мистический флер, нечто высокое, связанное с красотой и любовью... Этому точно следует и спектакль: пьеса Радзинского стала поводом для того, чтобы режиссер Михаил Горевой поговорил "о женском".

Так ставили в прошлом веке, когда режиссер разводил мизансцены, следил за тем, чтобы актеры учили текст и подавал платочки примадонне. Немолодой, но видный Дон Жуан сверкает белозубой улыбкой, Лепорелло жмется и хитрит, командор надувает щеки, а скованная, но статная Донна Анна, она же маркиза де Тариф демонстрирует залу стройную шею и соблазнительные ноги. Артисты впрямую гонят авторский текст, растаскивая его на репризы - спектакль не интерпретирует, а пересказывает пьесу Радзинского, но залу довольно и этого.

Любая вменяемая дева мечтает о "обжигающих страстях" - она понимает их в меру пережитого и прочитанного, а этим публика "Дон Жуана" не обременена. Такие овации, как устроили детищу Михаила Горевого, бывают нечасто: девушки хлопали, кричали "браво" и после спектакля уходили домой раскрасневшиеся - думать о своем собственном Дон Жуане. Независимая газета, 15 августа 2001 года

Яндекс.Метрика